На пределе описания: квантовая физика и нагвализм

Поделиться в соц. сетях

Появление журнала, посвященного философскому осмыслению современного состояния квантовой физики, сравнительному анализу физических концепций с традициями духовного поиска и самотрансформации человека, не может не радовать. Актуальность этой темы для меня особенно очевидна, поскольку предметом моего специального исследования является нагуализм – концепция, где параллели с квантовыми теориями можно обнаружить во всех основных идеях, определяющих содержание психоэнергетической дисциплины усиления осознания и развития человека.
За последние полвека, как известно, современная физика и традиционные учения о расширении сознания и трансформации человеческой природы все чаще находят точки соприкосновения. С одной стороны, квантовые теории ХХ века (от Гейзенберга до Бома, Джеффри Чу и мн. др.), которые все более демонстрируют зыбкость классических представлений о Реальности, с другой – помимо традиционных ориентальных доктрин (ведантизм, буддизм, даосизм, дзэн), нагуализм Карлоса Кастанеды, происхождение которого хоть и вызывает сомнения у критиков, но который, тем не менее, содержит в себе мировоззренческий и практический подход, вполне «симметричный» новому физическому взгляду и объясняющий, со своей стороны, механизм радикальной Трансформации человека в рамках описательной модели, никем ранее не провозглашавшейся.
О пересечениях «духовной» мысли древнего Востока и теориях квантовой физики писали многие авторы, начиная с Ф. Капры (1976, 1984), однако, мне не известны работы, анализирующие глубинное сходство между фундаментальными принципами толтекской «науки о восприятии» и новейшими идеями в естествознании. На мой взгляд, они очевидны, и нагуалистская теория осознания порой поразительным образом перекликается с «квантовым описанием».
Хотя, так и должно быть, — наука о трансформации человека и современная физика работают с одним и тем же Миром, они пробивают путь с разных сторон, и каждая собственными методами устраняет эфемерные различия между внешним и внутренним, психическим и физическим. С тех пор, как Кастанеда указал на практический (для достижения Свободы) смысл разделения «описания» (тоналя) и «Реальности» (нагуаля), стало ясно, что человеческая цивилизация в определенном смысле приближается к пределу – границе описания мира. Для нагуалиста-практика это означает совершение особой внутренней работы – растождествление со всеми глоссами и паттернами перцепции, чтобы вычленить самостоятельную, созидающую сущность осознания, для ученого – открытие парадоксальной природы воспринимаемого Бытия (включая себя самого), взаимопроникновение «вещей» мира (а значит, их иллюзорность и обусловленность наблюдателем), свою «вплетенность» в мир, и – в конечном счете – постижение принципиальных искажений, накладываемых тоналем (аппаратом восприятия) на Реальность, а, следовательно, и наш способ существования в ней.
Следовало ожидать, что исчерпанность классического описания в физике (со всеми вариантами и уточнениями релятивистской теории) приведет нас к насущной необходимости определить физический смысл термина «сознание». Ведь стоит отказаться от классической картины с ее «объективным» пространством и временем, каузальностью и локальностью, как на сцену выходит субъект – тот, кто наблюдает мир и описывает его. Его активность все труднее замаскировать, и вопрос «что такое сознание?», бывший всегда прерогативой психологии и антропологии, приобретает неожиданную актуальность.
Как известно, в нагуализме не используется термин «сознание». В данной концепции мы говорим об «осознании» и это подчеркивает, что речь идет о процессе (степень вовлеченности сознания в оформление физической действительности, которая стала очевидной благодаря квантовой физике, вполне соответствует такому пониманию). Этот важнейший для человеческого бытия процесс выражает себя через внимание и восприятие.
Пытаясь уйти от идеального представления о психической активности, я в одной из своих работ определил внимание как «процесс энергообмена между субъектом осознания и перцептивным объемом». Такой «способ говорить» не совсем точен, поскольку ассоциируется с локальными связями, где существует «агент» обмена (например, волновое излучение) со всеми присущими ему классическими ограничениями. Судя по всему, квантовая физика может описать это более адекватно – например, как уровень запутанного состояния, или нечто похожее.
Ибо, когда мы говорим о внимании и восприятии как «энергии», речь идет о способности «собрать» физический мир и этим сообщить ему необходимую нам конфигурацию и некоторые свойства. Продуктом обученного внимания становится восприятие – модель, картина, где содержится грандиозный массив паттернов, гештальтов, пунктов «инвентаризационного списка», включая понятия и смыслы, семантику и синтаксис, т.е. вещи исключительно человеческие. Ортодоксальное представление о мире отказывает этим формациям в физической реальности, но сегодня, мне кажется, многое придется пересмотреть. И мы можем с изумлением узнать, что изменение режима восприятия – тот самый непостижимый, «магический» способ изменения Бытия не в метафорическом, а совершенно физическом смысле слова. Тогда его кульминацией становится преображение (Трансформация) самой структуры субъекта, способа организации его телесности.
Пребывая в квантовой Реальности, мы сами являемся квантовыми существами. Парадоксы нового физического описания в полной мере касаются жизни осознания, а потому они, как и Сила, о которой говорил дон Хуан, — находятся «на кончиках наших пальцев».
Так, странное, на первый взгляд, словосочетание «квантовая магия» обретает конкретный смысл. Иные реальности, «магические» влияния, телепортации и неограниченная длительность жизни воспринимающего индивида — всё это на расстоянии вытянутой руки. Ведь осознание, которым мы оснащены, — быть может, самый совершенный инструмент, сотворенный природой. Достаточно усилить его до некоего критического уровня и направить на реализацию заложенного в человеке потенциала.

Translate »
Укоротить ссылку
Автоматическое продвижение сайта